top of page

МФО, запреты и пробелы в законах. Почему казахстанцам "не везет" с кредитами

Аналитики Desht разобрали полную картину обсуждаемой сегодня на парламентских слушаниях актуальной темы закредитованности казахстанцев, передает Tengrinews.kz.


По мнению экспертов, на макроуровне проблема не несет рисков для устойчивости системы.

"Да, у 8,4 миллиона человек есть потребительские кредиты. Но более половины из этого - беспроцентная рассрочка. Ассоциация финансистов заявляет, что это вопрос строго социальный, так как конкретно для финансовых организаций это не представляет угрозы. Уровень проблемной задолженности по потребкредитам в банках ниже, чем в кредитах для МСБ или покупке недвижимости. Это подтверждает и финрегулятор. От себя добавим, что брать рассрочку вполне рационально, но если есть полная сумма на руках или уверенность в будущих доходах. Деньги обесцениваются, ликвидность часто бывает нужна. Лучше держать на депозите и выплачивать постепенно. Помним финансовое правило: свои деньги всегда дороже, чем заемные", - пояснили в Desht.

Большая цифра, по словам экспертов, генерируется небольшой группой населения.


Просрочка 90 и более дней составляет 1,4 триллиона тенге для 1,7 миллиона человек. Но половина этой суммы приходится на 4 процента заемщиков с нагрузкой в более 7 миллионов тенге на человека.

"По сути, 10 процентов заемщиков концентрируют на себя все риски и являются виновниками роста общей задолженности. То есть, если говорить о "триллионах", то разбираться нужно со 100-150 тысячами заемщиков, а не 1,7 миллиона", - пояснили аналитики.

По их мнению, проблема даже не в банках, а в микрофинансовых организациях. В банках получить кредит сложнее и есть ограничение по предельной ставке в 56 процентов годовых. Не получив кредит в банке, люди бегут в МФО и могут оформить там десятки займов. Причем у них иная годовая эффективная ставка, которую финрегулятор зачем-то еще и увеличил до 146 процентов. Эксперты заметили, что это выглядит странно на фоне требований насильно снизить ставку для банков.

"Как это происходит? Оказывается, был пробел в законе о кредитных бюро. Кредитная история обновлялась 1 раз в 15 дней, поэтому человек мог оформить десятки кредитов в разных банках параллельно. Они не видели, что он перегружен. Финрегулятор выдвинул требования перед МФО, в результате чего те передали проблемные займы коллекторам. Так сказать "очистились". Но теперь портфель коллекторов вырос в 5 раз почти до миллиона человек. А их методы всем известны", - указали аналитики.

При этом, по данным Агентства по регулированию и развитию финрынка, проблема не во всех МФО, а в тех, кто занимается онлайн-кредитами. Должной проверки заемщика не проводится, поэтому получить займ могут даже дети и молодежь без доходов.


Затронули в Desht и распространенный тезис об иррациональности самих казахстанцев.

"Участники парламентских слушаний сетовали на мышление и поведение людей. "Легко ведутся на рекламу", "бездумно берут кредит", "берут на ненужные вещи", "не оценивают переплату". МВД приводило пример, как пенсионерка добровольно оформила на себя кредит в 21 миллион тенге и передала мошенникам. У людей нет финансовой культуры копить деньги и грамотно планировать расходы. В критический момент наступает "кассовый разрыв" и требуется кредит: одежда детям к школе, уголь к зиме, поломка техники дома. Хуже всего, когда взрослые дети вешают кредит на своих родителей-пенсионеров или берут заем на тои. Поэтому все солидарны с тем, что нужно повышать финансовую грамотность. Но, к сожалению, сделать это быстро и через курсы не удастся. Есть целая наука о том, как меняется поведение людей", - отметили экономисты.

Что делать?

В Мажилисе звучали разные предложения:

  • ужесточить требования для неплатежеспособных;

  • ограничить максимальную сумму потребительского кредита;

  • выдавать кредиты до 21 года только при наличии официального дохода;

  • публиковать детальную статистику по портрету заемщиков и целям;

  • обнародовать весь список МФО с рейтингами по просрочкам;

  • снизить ставки для МФО до банковского уровня в 56 процентов.

"Было еще не вполне понятное предложение финрегулятора исключить 4 критерия подтверждения дохода: оплата коммунальных услуг, покупки в интернете, наличие имущества и наличие денег на депозите. Хотя это является хорошим критерием оценки доходов, занятых "в тени". Поэтому пока что это выглядит как желание ограничить в кредитах несколько миллионов платежеспособных взрослых людей", - заметили экономисты.

Чего не хватило?

"Проблема с закредитованностью не в самих кредитах, а низких доходах населения. Не хватило сегментации в данных, в какой группе заемщиков проблемы. Кредит для них может быть последней дверью перед суицидом. Это более широкий вопрос к социальной политике государства, поэтому на обсуждении не хватало Министерства труда и соцзащиты населения. Ограничить кредиты-то они смогут, но что делать потом с теми, кто не выживет без кредитов?" - задались вопросом в Desht.

Аналитики согласились и с тем, что нельзя наказывать добросовестных заемщиков.


За всем этим, по их словам, стоял и более фундаментальный вопрос о том, какую экономику строят казахстанцы.

"Часто звучали призывы "запретить". Очередное сравнение банков с "ростовщиками". Легкость взятия и доступность кредита преподносились как "минус", хотя нужно было отделять сам процесс от управления рисками. Если мы не поймем роль финансового сектора в повышении благосостояния общества, то разговоры о статусе развитой страны можно прекращать. Давайте спокойно плестись в третьем эшелоне государств мира", - предупредили эксперты.

コメント


bottom of page