top of page

РАСХОЖДЕНИЯ ВО ВНЕШНЕТОРГОВОЙ СТАТИСТИКЕ С КНР

Эта проблема поднимается достаточно часто и местами шокирует масштабами цифр. В прошлом году президент охарактеризовал ситуацию, как «настоящий бардак», указав на то, что «расхождения в зеркальной статистике с таможенными органами Китая достигают миллиардов долларов».


В ответ министерство финансов раскрыло основные причины расхождений: а) методологические аспекты, б) отражение транзита, как экспорта, в) недостоверное декларирование.


За год была проделана серьезная работа на таможне. Рекордно вырос НДС на импорт (на 80%), увеличилось количество участников (в 2 раза), увеличена пропускная способность (в 4 раза), выявлено значительно больше нарушений (в 3 раза).


Но остается вопрос, почему, несмотря на все прилагаемые государством усилия по «расчистке» таможенных барьеров, разрыв сохраняется? Насколько правдоподобны аргументы Министерства финансов?


***

Сразу отметим, что расхождение было связано именно с импортом из КНР, а не экспортом из Казахстана. По нему цифры обеих стран бьются практически один в один – $9,8 и 10,2 млрд.


По импорту же расхождение в 2021 году действительно составляло 70% или $5,7 млрд КНР якобы отправляли в Казахстан на $14 млрд, а мы якобы приняли только $8,2 млрд.

Мы сразу делаем предположение, что проблема была только на нашей стороне, а цифры КНР абсолютно достоверны. Но обнаружилось, что это далеко не так.


***

В целом, все цифры по мировой торговле под сомнением, потому что расхождения в межстрановой статистике случаются повсеместно. Страна «А» говорит одно, ее партнер другое, кому верить? Благо, существуют методики, которые позволяют это математически определить.


Перепроверяется это через их оставшихся партнеров. Если:

  • расхождения импорта страны «А» с десятками других стран минимальны;

  • при этом, в случае страны «Б», мало кто подтверждает, что принимает такой экспорт от нее;

  • то лучше использовать статистику страны «А», а не «Б».

Делается еще ряд методологических корректировок, в результате чего получается интегральный индекс надежности импорта и экспорта страны.


По расчетам, индекс надежности импорта Казахстана – 47,1 из 100. Индекс надежности экспорта КНР – 35,3 из 100. То есть торговая статистика КНР точно не является «бенчмарком» для Казахстана, чтобы сокращать разрыв до их уровня.


***

Проще показать на примере остальных стран. Разрыв у Казахстана с КНР по всем товарам был 70%. Но с той же Россией – 5%, Беларусью – 2%, Германией – 7%, а с Кореей и вовсе 0%.


Теперь КНР. У нее есть много расхождений: 31% в торговле с Германией, 39% с Францией, 25% с Канадой, 62% с Нидерландами. С Филиппинами – соседями по Юго-Восточной Азии – разрыв вовсе достигает 2 раз.


***

Разберемся на примере отдельного товара – фарфоровой кухонной посуды. Казахстан в 2021 году декларирует импорт из КНР в $9,2 млн, но КНР фиксирует экспорт в $130 млн. Разница в 14 раз, кто прав?


Второй крупнейший экспортер в Казахстан – Россия. Наша статистика – $2,4 млн, их «зеркальная» статистика – $3 млн, разница в 20%.


Кому еще экспортирует КНР? Крупнейший импортер по фарфоровой посуде – США, которые якобы закупают на $1,5 млрд. Но США декларирует импорт из КНР только на $182 млн. Разница в 8 раз.


В целом по фарфоровой посуде КНР заявляет экспорт в $7,1 млрд, а остальные страны мира утверждают, что завезли только $1,7 млрд.


***

Комплексный математический расчет по всей мировой торговле показывает, что из 3,5 тысяч товарных групп, завозимых Казахстаном из КНР, наша статистика в 40–50% случаев была надежнее.


Поэтому даже если у Казахстана будет лучшая таможня в мире сократить расхождения до нуля не удастся. И причина не только на нашей стороне.

Comments


bottom of page