top of page

ЦУГЦВАНГ

Такое впечатление об агропромышленной политике возникло после просмотра JJ TALK с участием министра сельского хозяйства (Карашукеев) и его оппонента — депутата Мажилиса и известного бизнесмена из этой отрасли (Ходжаназаров).


Если коротко, то подобной дискуссии не будет конца, потому что вместо добровольного сотрудничества между участниками (рынок) и специфичной поддержки государства мы зашли уже слишком далеко.


Снова ГосПлан

Не нравится министерству структура отраслей. Хочется перехода из сельхозки в переработку, причем любыми путями. Классический трюк — упоминать отдельные успехи, не говоря о том, какой ценой они были достигнуты, какой ущерб был нанесен другим.


За нашу сельхозку на внешних рынках дают больше, но министерство ограничивает экспорт. Либо квотами, либо пошлиной. Кто их определяет и по какой логике — непонятно.


Понятно, что сельхозники хотят рыночной цены за продажи внутри страны. Ведущий правильно заметил: почему бы им самим не построить перерабатывающие заводы? Но проблема в том, что для этого нужен капитал, а его нет, потому что им не дают заработать. Замкнутый круг.


Министр говорит: "разбогатеют либо те, либо эти, нам нужно найти баланс". "Нам" — очень тревожно, когда это решают чиновники, а не сама экономика.


Хорошо сказал г-н Ходжаназаров: "да, нужна добавленная стоимость, но не путем убавления у меня". Действительно, общий пирог должен увеличиваться, в чем толк от "игры с нулевой суммой", а еще хуже — отрицательной?


Субсидии

Когда вам не дают поднять выручку, вы требуете сокращать расходы. Лозунги разные — от "продовольственной безопасности" до "конкуренции в ЕАЭС". Депутат говорит, что нужно выровняться до России и Беларуси, то есть поднять субсидии в 3 раза. Если речь о всех субсидиях, то это еще 1 трлн тенге?


У государства нет своих денег. Это либо наши с вами налоги, либо недополученные выгоды от Нацфонда. Субсидии аграриям конкурируют с тем же качеством жизни в селах, нацпроектами по комфортным школам и медицинским пунктам. Это общий котел.


В конце концов, отраслевое лобби небольшой, но мотивированной группы побеждает интересы миллионов разбросанных граждан.


Ошибка с порога

Давно возникло понимание, что проблемы именно в реализации. Как обеспечить ее в госполитике?


Всемирный банк пишет, что принцип №1 — приверженность. Она внушает игрокам в отрасли доверие к мерам политики, в результате они могут соответственно строить свое поведение. Вызов — обеспечить проведение последовательной политики в течение продолжительного периода.


Но это не для нас. И хотя г-н Ходжаназаров именно это пытался объяснить, понят не был. Наоборот, у министра было удивление, что, мол, для вас же стараемся как лучше. Поменяли правила около 60 раз за 7 лет.


Если мы не обеспечили стабильность политики во времени, то остальное не имеет смысла. Поэтому и банки не верят в правила Минсельхоза и кредитуют так, будто субсидий попросту нет. Поэтому и засеиваются так неохотно. Ничего не истина, все может поменяться уже в следующем году.


Сомнительные бенчмарки

Были отсылки на Аргентину и Бразилию, мол, посмотрите, как они себя обеспечивают. Может быть. А может быть это влияет на то, почему у них все так плохо в остальной экономике. Почему та же Аргентина гниет уже 100 лет.


Быть может когда мы страдаем таким популизмом, то стреляем себе в ногу. Стрельбу, конечно, отточили, только ходить теперь не можем.


Вот такой сумбур. Блокируем доходы и вынужденно субсидируем расходы. За счет госбюджета сдерживаем инфляцию, которая растет в том числе из-за новых расходов бюджета. Сдерживаем цены, а потом получаем бедность в аграрных регионах и контрпродуктивную миграцию в города.


Зато можно строить карьеры на бесконечном обсуждении и сопровождении темы.

Comments


bottom of page