top of page

НОВАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ: В ЧЕМ ПРОБЛЕМА МЫШЛЕНИЯ

В прошлом посте мы писали , как мыслят многие «технократы»: «хорошие» планы не реализовываются из-за «плохих» граждан и предпринимателей, которые ничего не понимают и вредят. Как вы считаете, какой будет экономическая модель при таких взглядах?


Приносим свои извинения, но вынуждены еще раз напомнить очевидные для многих истины.


Граждан не нужно учить «правильному» экономическому поведению. В своей рациональности они не уступают чиновникам, которые принимают за них решения. Но тратя собственные средства на себя и свою семью, у них гораздо больше стимулов сделать это эффективно.


Вопрос всегда в «цене»:

  • Они будут бережнее потреблять воду, электроэнергию, уголь и бензин только при рыночной реакции, когда цена растет при избыточном спросе.

В Казахстане одни из самых низких в мире цен на ресурсы. Применяется кросс-субсидирование, когда бизнес платит больше, чем население.

  • Они будут сберегать и инвестировать, если отдача от этого будет кратно больше, чем потраченное на изучение время. Особенно, если оно нужно для укрепления семейных связей, как альтернативных «сбережений» (поддержка родных в старости и при сложных ситуациях). Высокую доходность при высоком риске граждане находят пока только в финансовых «пирамидах» и азартных играх.

Девальвации и низкая ставках в долларах убедили граждан, что лучше иметь «твердые» активы в виде жилья.

  • Они будут работать в приоритетных для государства отраслях, если платить в них будут ощутимо выше, чем в «неприоритетных».

Например, средние специалисты в сельхозке и обработке зарабатывали меньше, чем в логистике, финансах и прочих отраслях.

  • Они пойдут на предложенную государством временную работу, если платить будут больше, чем они зарабатывают самозанятостью при свободном графике (такси, мелкие услуги).

Вспомните, как акимат Жанаозена предлагал работу в 100 тыс. тенге, когда медианная зарплата была 434 тыс.


Предпринимателей не нужно учить «правильному» ведению бизнеса и указывать им на «приоритетные сферы». В отличии от наемных работников и чиновников они рискуют большим капиталом, а порой и единственным жильем. При долгосрочных инвестициях их рациональность кратно возрастает («семь раз отмерь») и это лучшая защита от провальных проектов.


Вопрос всегда стоит в возврате инвестиций (прибыльности):

  • Нет смысла рисковать крупным капиталом, если имеется хоть малейший риск рейдерства, особенно с использованием государства (суды, «силовики», налоговики). Крупные иностранные инвесторы защищены лучше через такие площадки, как СИИ.

По всей стране действуют лишь около 1000 крупных частных предприятий, поэтому каждый под «прожектором». До «Қаңтара» по Верховенству права (Heritage Foundation) мы занимали 100 место, получив «колл» из 5 баллов.

  • Инвестиции в приоритетных секторах не привлекательны, если правила игры настроены так, что побеждает «слабый». Госорганы «назначают победителей» и искусственно создают преимущества через закупки, льготное кредитование потребителей, приобретения оборудования и оборотных средств, освобождение от уплаты налогов и импортных пошлин. Остальные, кто хотел конкурировать без участия государства, просто уходят с рынка.

Выводы по проблемам с конкуренцией подтверждаются ОЭСР (индикатор регулирования товарных рынков) и Всемирным банком.

  • Нет определенности в будущих доходах бизнеса в социально-значимых секторах. Государство может вмешаться в ценообразование в любой момент через прямой контроль (продуктовая корзина), «заморозку» тарифов (коммунальные услуги), запреты и квоты на экспорт (пшеница, мука, бензин). С точки зрения предпринимателя неясно, для чего проводить модернизацию и покупать оборудование, которое может не окупиться.

По степени госрегулирования цен через прямой контроль и субсидии мы входим в верхние 25% стран по Heritage Foundation.

Comentários


bottom of page